Мистер Цукерберг, а вам не кажется, что у вас монополия?


Пожалуй, именно эта серия «вопросов-и-ответов» представляет собой краткую зарисовку к наиболее болезненному сценарию развития вероятных событий в дальнейшей судьбе компании Facebook. Это те вопросы, которые задавал Марку Цукербергу сенатор Линдси Грэм во время публичного слушания в Комитете по энергетике и коммерции Палаты представителей Конгресса США 11 апреля 2018 года.

Давайте перечитаем их внимательно:

Сенатор Линдси Грэм (ЛГ): Кто ваш самый большой конкурент?

Марк Цукерберг (МЦ): Ээээ… сенатор, у нас много конкурентов.

ЛГ: Кто самый большой?

МЦ: Есть разные категории … вы хотите чтобы я назвал только одного? Я не уверен, что могу выбрать какого-то одного, но могу ли я назвать целую кучу? Есть три категории, на которых я бы остановился. Одна из них — это другие технические платформы: Google, Apple, Amazon, Microsoft, мы пересекаемся с ними разными способами.

ЛГ: Они предоставляют такие же сервисы, как и вы?

МЦ: Разными способами.

ЛГ: Давайте я сформулирую иначе. Если я куплю Ford, который не работает так как надо и мне это не нравится, я могу купить Chevy. А если меня разочаровал Facebook, какой эквивалентный продукт может его заменить?

МЦ: Ну, вторая категория, о которой я собирался рассказать …

ЛГ: Я не говорю о категориях. Я говорю о реальной конкуренции, с которой вы сталкиваетесь. Потому что автомобильные компании сталкиваются с большой конкуренцией. Если они производят дефектный автомобиль, который потом попадает на рынок, то люди просто перестают его покупать, они покупают другую модель. Есть ли альтернатива Facebook в частном секторе?

МЦ: Среднестатистический американец использует восемь разных приложений для общения со своими друзьями и связи с людьми, начиная от текста и заканчивая электронной почтой.

ЛГ: Какую из этих услуг вы предоставляете?

МЦ: Ну, мы предоставляем целый ряд различных услуг.

ЛГ: Twitter делает то же что и вы?

МЦ: Он частично пересекается с тем, что делаем мы.

ЛГ: А вы не думаете, что у вас монополия?

МЦ: Мне так, определенно, не кажется.

[смех]

ЛГ: Instagram. Итак, вы купили Instagram. Зачем вы купили Instagram?

МЦ: Потому что они были очень талантливыми разработчиками приложений, которые хорошо используют нашу платформу и понимали наши ценности …

ЛГ: Это хорошее деловое решение. Но я бы хотел подчеркнуть, что одним из способов регулирования деятельности компании является конкуренция, обеспечиваемая с помощью государственного регулирования. Отсюда мой вопрос: что мы скажем нашим избирателям, учитывая все то, что здесь произошло, почему мы должны позволить вам саморегулироваться? Что бы вы сказали людям в Южной Каролине, учитывая все, что здесь произошло, почему это было бы хорошей идеей для нас позволить вам регулировать свои собственные бизнес-практики?

МЦ: … ну, сенатор, моя позиция состоит не в том, что не должно быть никакого регулирования…. Я думаю, что Интернет становится —

ЛГ: Вы вообще принимаете регулирование?

МЦ: Я думаю, что настоящий вопрос, поскольку Интернет становится более важным в жизни людей, должен состоять в том, что является правильным регулированием —

ЛГ: Вы как компания приветствуете регулирование?

МЦ: Если это правильное регулирование, то да.

ЛГ: Считаете ли вы, что у европейцев все делается правильно?

МЦ: Я думаю, что у них … все … правильно.

[смех]

В контексте того, как развивается ситуация вокруг скандала с Facebook, а также учитывая недавние события со стрельбой в кампусе YouTube, символизирующей верх отчаяния (пускай и не совсем психически здорового) пользователя, хочу еще раз обратить внимание, что ядро данной проблемы имеет две составляющие: с одной стороны — это невероятная степень влияния на информационное пространство, а через него на все сферы нашей жизни, а с другой — возможность таких компаний, как Facebook, де-факто «само-регулировать свои собственные бизнес-практики», как это сформулировал сенатор Линдси Грэм. Не говоря уже об интересах тех крупных игроков медийного рынка, которые из-за односторонней практики изменения алгоритмов растущих интернет-гигантов с каждым днем теряют огромные деньги.

Вот почему я неоднократно писал о том, что все происходящее сейчас в информационном пространстве, мне мне очень сильно напоминает историю становления нефтяных монополий, и, в первую очередь, Standard Oil. История повторяется?…

Подробнее на эту тему см. статьи:

Как Google и Facebook медленно, но уверенно захватывают мировое информационное пространство

Выстрелы в YouTube и кризис равных возможностей. Первая кровь

Роман Комыза

11.04.2018

Понравился материал? Поддержите развитие сайта www.komyza.com
Карта Приватбанка 5168 7556 2066 1971

Подписывайтесь на мой Facebook: facebook.com/RomanKomyza и на мой канал в Telegram: t.me/komyza