О протяженности революций

«Историков часто упрекают в злоупотреблении словом революция, которое-де должно было бы сохраниться, в соответствии с его первым значением, для обозначения явлений насильственных и в неменьшей степени быстрых. Но когда речь идёт о социальных явлениях, быстрое и медленное неразделимы. В самом деле, нет общества, которое бы не разделялось постоянно между силами, которые его отстаивают и силами подрывными, сознательно или бессознательно старающимися его сломать; и революционные взрывы суть лишь вулканические проявления, краткие и жестокие, этого латентного и большой продолжительности конфликта»

Ф.Бродель

Очень точное определение, раскрывающее суть революции, как длящегося во времени процесса, который, как бурный речной поток, разделён на разные, по степени своей интенсивности, этапы. Эпизоды активности, которые в политической плоскости обычно проявляют себя как вспышки чрезмерного насилия, могут чередоваться с отрезками относительного затишья, создающими иллюзию стабильности. Но если общество однажды вошло в реку революции, то не стоит ожидать, что это какое-то недоразумение, которое в скором времени как-нибудь да рассосётся. Не рассосётся. Из этой реки нации выходят или полностью изменившимися, или не выходят совсем…

Украина барахтается в своей реке революции вот уже, как минимум, 15 лет. По историческим меркам, и сравнивая её с известными аналогами, это не так уж и много (но и не так уж мало). Проблема украинской революции не в том, что она ещё не завершена, а в том, что она не может завершиться вдруг, просто так, испарившись, как дурной сон. Пока революция не имеет осознанной и принятой большинством цели, пока эта цель не будет связана с интересами основных социальных групп и пока все это не будет выражено на уровне идей и представлено организационно, — до тех пор движение по реке революции не будет иметь конца. Но конец непременно будет в другом… потому как всегда кончаются люди, ресурсы и привычный образ жизни…

Роман Комыза

27.11.2015