О праве выбора

Когда мы рассуждаем о природе человека, то неизбежно приходим к вопросу о «свободе воли» или, говоря проще, о выборе. В каком-то смысле, выбор — это вообще одна из главных черт, которая отличает человека от животного. И если присмотреться к поведению людей более внимательно (а для этого достаточно заглянуть внутрь самого себя), — то станет очевидно, что человек представляет собой сложнейшую машину, ежесекундно генерирующую акты индивидуального или коллективного выбора.

В самом деле, ведь мы выбираем все, что нас окружает, ограничиваясь, правда, тем, что находится в пределах допустимого. Эти пределы, по мнению многих философов, создают некую границу между субъективным миром желаний и объективным миром возможностей. Исходя из этого, в разнообразных доктринах и учениях эти границы расположены полярно, образуя фундамент мировоззрений, где доминирует субъективное или объективное начало, соответственно. В этом, собственно говоря, и состоит одно из основных отличий в разных направлениях метафизики.

Но здесь, как мне кажется, многие забывают одну очень важную деталь. Все дело в том, что, говоря о выборе, мы редко обращаем внимание на его внутреннюю природу. Ведь выбор одного из наличествующих вариантов не означает: а) что он исчерпывающий, т.е. что он исходит из всех потенциально имеющихся возможностей (о многих из которых мы можем просто не знать); b) что при иных вводных условиях мы не совершили бы выбор с точностью до наоборот (например, если нам холодно, мы надеваем одежду, а если жарко — снимаем её); с) что каждый отдельно взятый акт выбора не был заранее запрограммирован другими нашими же решениями, которые также основаны на выборе, но совсем по другому поводу (это те случаи, когда мы рассматриваем более сложные варианты с множественными «если»); d) что наш личный выбор обладает свойствами субъективной чистоты, т.е. не связан с выбором других людей в логической цепи «причина — следствие» (иными словами, не подталкивает ли нас кто-то намеренно или случайно к нашему личному выбору, основанному на «воле обстоятельств»).

Таким образом, выбор представляет собой очень сложный механизм. Именно эта сложность мешает увидеть в нем то, что давно известно под названием «свобода». Увидеть в её чистом виде, т.е без примесей и искажений, приходящих извне. И здесь мы подходим к самому интересному, что может существенно помочь в разграничении действительного выбора с тем, что, собственно, выбором совсем не является. Ведь выбор, триггером которого является желание, сильно отличается от выбора, подталкиваемого необходимостью. Очень упрощенно это можно было бы выразить как «право выбора» и «обязанность выбора», хотя мне не очень нравится здесь сочетание терминов «право» и «обязанность», т.к. они сильно сужают пространство для манёвра. Скорее, здесь нужно говорить о главном побудительном мотиве, который предшествует акту выбора и преимущественно предопределяет его (но не результат выбора, а лишь вектор охвата вариантов). Иными словами, здесь важно выяснить то, в какой степени нас ставят перед выбором и в какой мере мы сами определяем актуальную повестку дня.

Зачем все эти рассуждения? Казалось бы, речь здесь идёт о чистой теории. Отчасти, да. Но если оглянуться вокруг, то в нашей повседневности мы найдем многое из того, что нас не устраивает, но напрямую связано с нашим выбором. Мы часто жалуемся на то, что в нашем обществе что-то не так. Нас не удовлетворяют избираемые нами же политики, нам не нравится качество выбранного нами образа жизни… — почему? Ведь наш собственный выбор был причиной такого результата, даже если считать, что сам он стал следствием, расположенным в цепи событий как предшествующее побудительное начало. На самом деле мы просто не хотим признать, что выбор чего-либо в мире желаемого всегда связан с издержками из мира возможного.

Одна из самых больших проблем Украины состоит в том, что у нас большинство не понимает природу выбора как такового. Многим кажется, что выбор — это когда существует возможность обозначить свое личное отношение к предложенным вариантам. Но при этом они упускают из виду важность того обстоятельства, КТО, КАК и ПОЧЕМУ предлагает сам «список». Именно эта возможность — влиять на формирование списка вариантов, — определяет истинное «право выбора», качественно отличая его от иллюзии сопричастности.

Грабитель, приставивший нож к шее или ствол к вашей голове, может озвучить вам два варианта: «кошелек или жизнь!». Казалось бы, выбор за вами, но это вряд ли можно назвать полноценным правом выбора. А все потому, что вы — жертва, которая делает выбор по воле другого. В данном случае, — по воле сильного. В такой простой схеме свобода выбора выглядит как явная профанация. И это заметно. Когда же мы говорим о сложных процессах, происходящих внутри общества, то далеко не все кажется столь очевидным.

Вот почему так важно, чтобы все социальные группы имели свой осознанный интерес, выраженный через реальное представительство. Избирательная система не решает эти задачи, т.к они находятся в сфере повседневных, т.е. до-политических отношений. Республика подразумевает социально-политическую иерархию, которая имеет несколько уровней. На низшем уровне, т.е. до партий, расположены разнообразные общественные институты: профессиональные, религиозные и иные организации, сегментированные по интересам. Через этот фильтр, который также называют институтами гражданского общества, происходит влияние на политическую повестку дня. Отсюда рождается и список вариантов, как полуфабрикат, позволяющий с наименьшими издержками реализовать право индивидуального или коллективного выбора.

Но что же происходит в Украине? Сейчас ключевой вопрос состоит не в том, имеются ли у нас институты гражданского общества. Очевидно, что имеются. Вопрос в том, чьи интересы они реально представляют и насколько репрезентативно они соотносятся с большинством. К сожалению, большинство пока остаётся аморфным. Как следствие, имеем квазипартии, которые, даже в своей совокупности, представляют интересы меньшинства. И именно это меньшинство в итоге формирует очередной список вариантов, всякий раз ставя большинство перед выбором с заранее известным результатом…

Роман Комыза

11.01.2016